Меню

deti dozhdya«Дети дождя»

Аутизм... Сегодня все больше и больше детей страдают этим недугом. По статистике, ему подвержен 1 ребенок из 68. О специфике поведения и развития «детей дождя», как называют аутистов, а также о проблемах, связанных с принятием их в обществе, рассказывает Светлана Гурина, которая знает об этом не понаслышке.

– Света, женщина, носящая под сердцем ребенка, никогда не думает о том, что с ним могут быть какие-то проблемы. Это всегда неожиданность, боль, вопросы к себе и Богу. Когда ты поняла, что с сыном что-то не так?

– Я была наивная и всем рассказывала, что у меня будет ребенок-гений. В младенчестве ничего не было заметно, но где-то с годика мы обратили внимание на то, что Никита как будто не слышит нас. Хотя он рано начал говорить, вернее, повторять фразы. Мог всю «Муху-цокотуху» за мной следом рассказать. Бывало, мы гуляем, я говорю строчку, а он продолжает. Но где-то к двум годам он вообще замолчал. Повторять больше не хотел, а сам говорить не мог.

Мы обратились к врачам и ему поставили диагноз: детский аутизм. Но милость Божья в том, что у него четвертая, самая легкая степень, когда нарушена сфера общения с людьми. Он учится в школе, понимает предметы, а любимые даже очень хорошо понимает.

Мы начали ездить по врачам, искали возможность решения проблемы. Один профессор сказал, что нашему сыну нужна помощь в налаживании контакта с людьми,  а его интеллект не поврежден. Конечно, то, что есть сейчас, и что было раньше, – огромная разница. Во-первых, Никита не смотрел в глаза. Эта такая отличительная черта аутистов. Им тяжело выдержать человеческий взгляд, их все пугает. В мире таких детей все должно быть спокойно и знакомо.

Помню, когда нам поставили окончательный диагноз, я приходила домой, пряталась в укромном уголке и плакала. Казалось, выхода нет. Но я черпала надежду в Боге. Как написано: «Утешайся Господом, и Он исполнит желание сердца твоего». Потихонечку, когда эмоции, упреки и вопросы улеглись, а Бог этого ждал, Он начал нежно обрезать этот «ненужный» слой моего сердца и говорить ко мне. Так я стала больше приближаться к Господу.

– Света, расскажи о том периоде, когда Никиту определили в садик. С какими проблемами вы тогда столкнулись?

– Это был самый большой из моих страхов. Конечно, тяжело было всем. Воспитателям, потому что им раньше не приходилось работать с такими детьми. С родителями других детей были проблемы, как, впрочем, и с самими детьми. Комиссия определила нас в обычный садик. Но Никита никак не шел на контакт с окружающими, он просто не хотел общаться.

– То есть, он любил одиночество?

– Нет, это черта всех аутистов. Они живут в своем мире, и если ты пытаешься туда проникнуть, то вызываешь у них раздражение. Это не потому, что он не любил детей, такова его особенность. И с этим Бог помог разобраться. Потому что сейчас Никита уже стремится общаться. Он сильно изменился: стал смотреть в глаза. Иногда даже до смешного доходит: он либо голову наклоняет, чтобы четко смотреть в глаза, либо подходит близко-близко и заглядывает в них.

– Света, что поддерживает тебя, помогает черпать силы и вести активный образ жизни?

– Я черпаю утешение только в Боге и больше, наверное, ни в ком. Через эти трудности я начала больше изучать Писание, полюбила Библию и находила в ней мир. Погружаясь в Слово, чувствовала, что я в безопасности. И чем старше Никита становился, тем как-то меньше боли оставалось.

– А как к проблемам с Никитой относился Сергей?

– Бог благословил меня замечательным мужем. И в ситуации с Никитой он всегда был спокоен. Господь еще больше сплотил нашу семью. 

Как-то к нам в церковь приехал хор деток. Я стою, смотрю на них и говорю с Богом: «Господь, вот стоят дети моих друзей. Мы вместе росли, сейчас их дети служат Тебе. А где мои дети?» И мгновенно в моем сердце опять появились два слова: «Ты увидишь…» 

– Света, вам пришлось пройти через отторжение вашего ребенка многими людьми. Я понимаю, что тяжело вспоминать, но, может быть, читая эти строки, родители здоровых детей поймут, что надо сострадать таким деткам, их родителям?

– С Никитой временами было все нормально, но когда происходил очередной конфликт в садике, меня тут же вызывала заведующая и спрашивала: «И что мы будем делать? Что мне сказать родителям пострадавшего ребенка?» Я отвечала: «Скажите им, чтобы благодарили Бога, что у них здоровые дети, что эта беда выпала не им на плечи». И опять был тяжелый кусок работы с Никитой. Что-то новое, например, как завязать шнурки, давалось с большим трудом. Иногда я садилась и говорила: «Боже, Ты явно переоценил мои силы! Конечно же, сверх силы Ты не даешь, но я чувствую себя именно так». 

В школе над Никитой очень издевались. Помню, в первом классе дети сидели, играли на полу во что-то. Никита подошел к ним посмотреть. Тут один мальчик встает, бьет его ногой и кричит: «Пошел вон отсюда!» Он, понимая слова «пошел» и «вон», разворачивается и уходит. Во мне тогда закипели такие чувства! Мне хотелось ударить этого ребенка. Но я понимала: это не то, чего от меня ждет Бог. Я шла домой и плакала. После первого класса мы отдали Никиту в частную школу, хотя это было очень дорого. Помогали родители, мама брала репетиторство, хотелось, чтобы Никита развивался нормально. Сначала у него в классе было 7 человек, а потом осталось четыре. Ему это помогло. Во-первых – в учебе. Он получал хорошие оценки. По английскому, благодаря феноменальной памяти, вообще стояло 9. У детей-аутистов прекрасно развита память, они, как магнитофон, воспроизводят речи чужих людей, а собственные мысли им выразить уже сложно. Он отучился там до 5 класса, потом так сложились обстоятельства, что я поняла: пришло время уходить. Дети начали очень издеваться над ним: доведут Никиту до плача и снимают на телефон. Или когда ребенок, например, говорил Никите: «Хочешь конфетку?» Тот, не понимая скрытого смысла, отвечал: «Да, хочу». «Тогда пойди и спрыгни с крыши!» Но Божья милость в том, что сын уже кое-что понимал и ответил: «Так я ж разобьюсь и умру». На что тот мальчишка самоуверенно продолжал: «Нет, нет, ты не умрешь. Вот, иди, проверь!» Хорошо, что Никита пришел ко мне и все рассказал. Я ему говорю: «Всегда приходи ко мне, рассказывай, спрашивай и не слушай этих глупостей».

– Это была общеобразовательная школа?

– Частная гимназия с английским уклоном, но там было много таких деток, как Никита. В каждом классе один-два ребенка, у каждого из них был свой диагноз. Именно такие дети и ополчились против Никиты. И если с обычными детьми можно было попытаться поговорить и объяснить, что так поступать нельзя, то с этими бесполезно, ничего не получалось.

Когда мы забрали Никиту из гимназии и отвели в общеобразовательную школу, там также дети дрались, специально начинали перед ним матом ругаться, дразнили его: «Видишь, я говорю, а твой Бог мне ничего не делает». А Никита им отвечал: «Вот ты сейчас говоришь, а Бог эти твои слова слышит»; за это его били. А он недоумевал: «Мама, они почему-то все время норовят меня вот сюда (и показывает низ живота) ударить». Бывали минуты, когда я просто не знала, что делать. Хотелось пойти, выплеснуть свои эмоции и закричать: «Послушайте, вам что, больше нечем заняться?»

– Процесс взросления у детей-аутистов отличается от сверстников?

– Конечно, все по-другому. С одной стороны, я понимаю – все идет к самостоятельности, но учитывая, какой он у нас, боюсь отпустить, все время хочется его защитить. Когда он еще ходил в школу, я говорила ему: «Сам домой не иди, сиди, жди, мы обязательно тебя заберем». И вот однажды младший сын заболел, дома его было оставить не с кем, а мне нужно было забрать Никиту. Я не знала, что делать. Прошло какое-то время, и тут раздался звонок в дверь. Думаю, слава Богу, кто-то пришел, сейчас попрошу остаться с Матвеем, а сама побегу за Никитой. Открываю дверь, а там – Никита. Говорит: «Мамочка, ты только не ругайся, я сам пришел, посмотри, я уже большой». И я поняла, что так Бог показал мне, что я могу отпускать сына...

Полную версию статьи читайте в журнале "Надежда для тебя" 2017/4
Светлана Гурина

www.zhizn.by © 2009—2017

Издательское учерждение «ЖИЗНЬ»

Время работы: понедельник-пятница, с 9-00 до 17-00

Юр.адрес: г.Минск, 2й Измайловский переулок, д.16.каб.8

УНП ‎190851099, лицензия №02330/1044 действительно по 6.06.2018

Интернет-магазин зарегистрирован в Торговом реестре Республики Беларусь 22.02.2017

Электронная почта: hopemag@list.ru
а/я 85, Минск 220089, Беларусь
тел. +375 17 2197856