Меню

papochkaПапочка, ты мне нужен!

Есть ли у тебя ребенок? Прошу тебя, не обрекай его на боль, не лишай его счастья держать тебя за руку и слышать твой голос. Ты слышишь, не лишай, чтобы не ушли навсегда из его жизни радость, улыбки и смех, как они исчезли из моей жизни...

Это воспоминание всегда со мной, оно слилось, срослось с моей жизнью и пустило в нее свои могучие корни, которые как корни растения, что быстро разрастаются и оплетают весь горшок. Смотришь – и нет свободного места… Так и в моей жизни – нет свободного уголка в сердце, где бы я не ощущала эту боль и опустошенность, обездоленность и уныние, безжалостную тоску и безысходность. Так в один день была разрушена моя жизнь…

Мне было десять лет, и я бежала домой в своей розовой курточке. Я перепрыгивала через журчащие по улице весенние ручьи, и солнце мне улыбалось, улыбались распустившиеся первые березовые листочки и синее-синее небо, в котором можно было легко утонуть. Портфель с книжками подпрыгивал вместе со мной на моей спине, но я не ощущала никакой тяжести от лежащих в нем книг – так легко и радостно мне было! Жизнерадостная и веселая я была в тот день – помню свое настроение до сих пор, скорее всего, от разительного контраста с тем, что было позже.

Дверь маленького домика была приоткрыта, и, войдя в калитку, я услышала жуткий, неистовый вопль. Кричала мама. Я опрометью бросилась в дом, и увиденная картина навсегда врезалась в мой мозг своей кошмарностью и жуткой, постоянно скребущей болью. На полу лежал папа, мой любимый папа, недвижимый и какой-то ненастоящий. Рядом билась в истерике мама и от волнения судорожно сжимала себе горло рукой. Увидев свою дочь в проеме двери, она спохватилась, заслонила собой лежавшее на полу тело и, обхватив меня за плечи, вывела в другую комнату. Мир перевернулся с ног на голову, спряталось за мрачные тучи смерти яркое солнце, из моей жизни навсегда исчезла весна.

День похорон – второе черное пятно в моем сознании. Как описать чувство, пронзившее меня, когда я увидела своего любимого отца в гробу, желтого, мрачного, холодного и отстраненного, обезображенного смертью. Ее отвратительная гримаса была ужасной, и мне становилось жутко до рвоты, до звериного вопля, до потери чувств. Неужели это тот самый человек? Неужели это мой красивый, сильный, добрый, любимый папа? Ничего страшнее в жизни для меня не было… 

Мой отец покончил с собой. Он попал в долговую яму, которая, подобно черной бездонной воронке, засасывала его все глубже и глубже, пока окончательно не вырвала из этой жизни и не утащила в зияющую своей бездной пропасть. Почему он не нашел другого выхода? Почему обрек меня на весь тот ужас, который мне пришлось пережить?

Первое время мы жили в каком-то запале, не ощущая ничего и не вникая в суть происходящего рядом с нами. Мы были сконцентрированы только на своей боли, от нас отвернулись родственники и друзья. У мамы была такая глубокая депрессия, что она не могла работать, не могла заставить себя выбраться из этой омертвелой пустоши. Она выбрала путь бездействия и не сопротивления: сначала мы «проели» вещи, потом мебель, потом дом. Мы стали голодать и решили пойти жить к родственникам Христа ради. Как, как рассказать про нищету, вечное чувство голода, оборванные старые вещи, выброшенные кем-то за ненадобностью и подобранные тобой как клад?

Вы себе представить не можете, как тяжело в такой обстановке жить в чужом доме! Родственники каждый день напоминали мне, что я – ничтожество, недостойное жизни. «Сколько ты будешь нас объедать? Хватит болтаться у нас на кухне, иди к матери в комнату, и не ходи сюда без приглашения!» – часто зло говорила мне тетка, когда они своей семьей садились за стол. Для нас с мамой было другое время и совсем другая еда…

«Да посмотри на себя! Кто ты такая? Ты знаешь, что всем мне обязана?» – любил повторять дядя, когда я по-детски наивно наряжалась в мамины вещи и играла со своей двоюродной сестрой. Подросшие старшие сыновья дяди Владимира не раз раздраженно бросали мне, когда я играла в доме и попадалась им на глаза: «Спрячься уже, нищета! Сколько мы будем еще терпеть тебя в нашем доме?» Стоило нашим «благодетелям» распить бутылочку, как какое-то зверское чувство просыпалось в них, и они становились яростными и безжалостными. Так, меня не раз выгоняли ночью на мороз, а за мной следом вылетали колготки и обувь, и я, дрожащая от холода, ходила по соседям, стучась в чужие двери.

Стресс, депрессия, отчаяние, безысходность, низкая самооценка – и я растолстела на 20 килограмм. Я привыкла к тому, что меня считали уродом и ненужным человеком. Меня гнали, оскорбляли, и это повторялось много-много раз. «Привыкни, – говорили мне, – ты – никто!» 

Не в силах бороться со своим отчаянием, я осознала, что пришла к концу. Я хотела перестать бороться, совсем перестать. Эта внутренняя неудовлетворенность привела меня к пропасти. Я бежала, бежала, пока не оказалась на крутом берегу реки. Внизу, подо мной, быстрое течение воды несло в неведомую даль зеленые листья и оторванные кем-то ветки, а в моем сознании проносились тяжелые воспоминания. Я долго так стояла и вдруг осознала, что хочу сделать то же, что сделал мой отец...

Какой-то удивительный голос остановил меня. Я прислушалась: кто-то говорит, но уже во мне. Я медленно отступила назад от речного обрыва и пошла домой. С тех пор стала искать Бога, остановившего меня на краю пропасти. 

Мне все еще нелегко, но я борюсь за жизнь. Потому что не должна повторить ошибку своего отца, ведь выход есть всегда! Броситься бы ему в ноги и рыдать, и неужели мои слезы не растопили бы его сердца? Ведь я так люблю тебя, ПАПА! Папа, папа, почему ты не слышишь меня?

P.S. Дорогие читатели! Возможно, кто-то из вас находится сейчас в трудных обстоятельствах, которые кажутся вам безвыходными, исключительными, и вы стоите на распутье: страшные мысли лезут в голову, и исход вашей жизни очевиден. Пожалуйста, не думайте так! Бог силен помочь! Читая эту историю, разве не дрогнуло ваше сердце? Не обрекайте своих детей на такую жизнь, вы же им так нужны!

Полную версию статьи читайте в журнале "Надежда для тебя" 2017/2
Марина Хабовец

www.zhizn.by © 2009—2017

Издательское учерждение «ЖИЗНЬ»

Время работы: понедельник-пятница, с 9-00 до 17-00

Юр.адрес: г.Минск, 2й Измайловский переулок, д.16.каб.8

УНП ‎190851099, лицензия №02330/1044 действительно по 6.06.2018

Интернет-магазин зарегистрирован в Торговом реестре Республики Беларусь 22.02.2017

Электронная почта: hopemag@list.ru
а/я 85, Минск 220089, Беларусь
тел. +375 17 2197856