Меню

vyborВыбор всегда за нами

Гомельчанке Юлии Лемешко сейчас 33 года, она замужем и воспитывает двоих детей. Окончив медуниверситет в 2005 году, она выбрала специализацию гинеколога.

– Когда я вижу беременную – для меня это что-то не­обыкновенное! Это тот период в жизни женщины, когда она действительно особенная, ребенок, которого она носит, меняет ее. Материнство украшает каждую женщину. Она столько может в это время! И в моей задаче как врача я видела особую миссию: сделать этот период жизни женщины максимально комфортным.

Когда после окончания вуза Юлию распределили в Гомель, она начала добиваться перераспределения. Де­ло в том, что ей предоставили работу педиатром, а Юлия хотела заниматься беременными женщинами. Ей даже пришлось поехать к министру здравоохранения, чтобы изменить распределение. Но мест для гинекологов в Гомеле не оказалось, и, чтобы заниматься любимой ра­ботой, Юлия решилась отправиться в чернобыльский райцентр Ветку.

Во время стажировки в областном роддоме Юлия столкнулась с абортами. Там женщинам прерывали бе­ременность в 12-22 недели методом так называемой «заливки»: в полость матки заливается раствор, ребе­нок погибает, и потом его тело выходит. Фактически, это мини-роды.

– Помню ситуацию, когда в очереди в смотровой кабинет одна из ожидающих женщин стояла, чтобы сделать аборт, а другая – чтобы провести необходи­мые медицинские манипуляции после выкидыша. Поте­рявшая ребенка женщина рыдает, а другая с каменным лицом идет убивать своего малыша… 

В Ветке Юлия работала на пару с коллегой-мужчиной. Аборты тем женщинам, которых не удавалось отговорить, делали по очереди с коллегой: дважды в неделю двум-трем женщинам.

– Помню, это был второй или третий аборт за утро. Передо мной стоит огромный таз, и туда я складываю уже сформированные части тела убито­го ребенка… Когда уже почти закончила операцию, неудачно повернулась, и таз опрокинулся. Мне на ногу упала оторванная ладошка ребенка. Меня как кипят­ком окатило. И в итоге договорилась с коллегой, что все аборты отныне будет делать он, а я беру на себя часть его беременных.

Юлия – православная христианка, но даже не касаясь позиции церкви на этот счет, она уверена, что каждый ребенок неспроста приходит в ту ли иную семью. Она стала волонтером общественной организации и мечтает изменить ситуацию с предабортным консультированием в Беларуси.

– Каждый убитый ребенок – это не только биома­териал, который после аборта сливают в унитаз. Это еще и душа. Тело можно убить, но не душу ребенка, раз уж она появилась. И каждый несет ответственность за эту полученную душу, – говорит Юлия.

– Редко приходят те, кого бросил потенциальный супруг, или у кого не хватает жилплощади. В основ­ном, причина – нежелание изменять свой уклад жизни, иметь больше одного ребенка. Но, как врач, считаю, что женщина может родить как минимум троих детей! 

После выхода из второго декрета Юлия не вернулась в Ветку. Пробовала устроиться на работу в Гомеле, но практически везде ей пришлось бы, как и другим гине­кологам, заниматься абортами. Поэтому какой-то пери­од Юлия к своей любимой профессии не возвращалась, а стала предпринимателем. Да, по новому закону врач вправе отказаться делать аборты, если вместо нее этим будут заниматься коллеги. И здесь для Юлии встал во­прос этики: почему кто-то вместо нее это должен делать? Как-то Юлия увидела на троллейбусе рекламу обще­ственного объединения «Спасение младенцев» и сразу позвонила туда, предложив свои услуги.

– В рамках этой своей общественной деятельно­сти я бы хотела больше работать с мужчинами. По­тому что очень многое в решении женщины зависит от них. Когда мы раздаем на улице буклеты мужчинам, я замечаю, как многие искренне удивляются, читая о том, что уже на самых ранних сроках беременности у ребенка формируются сердце, ручки и ножки. Многие уверены, что это происходит буквально за две недели до рождения! Я бы и законодательно закрепила предабортное консультирование не только женщин, но и мужчин-отцов.

Причины, по которым девушки идут на сознательное прерывание беременности, различны. У каждой своя «правда» жизни. Но, внимательно выслушав каждую, порой ужасаюсь приводимым аргументам: «Не планировали…», «не сможем вырастить двоих, троих...», «я уже не в том возрасте…» или «еще не в том возрасте…», «муж не хочет…», «мама не поймет…». Парадокс: рожают даже 16-17-летние девчонки-сироты (наверное, понимают, что у них будет единственное родное существо), а замужние дамы с адекватными вроде семейными отношениями – не хотят (в процессе, конечно, выясняется, что не все с отношениями в порядке).

Но, дорогие женщины, простите… Вы, когда с мужем планируете интимную жизнь, почему эти вопросы не обсуждаете? И если ваш муж категорически против второго и последующих детей, может, стоит задуматься… А не вы ли этому виной? ...

 

Полную версию статьи читайте в журнале «Надежда для тебя» 3/2016
По материалам http://krynica.info

www.zhizn.by © 2009—2017

Издательское учреждение «ЖИЗНЬ»

Время работы: понедельник-пятница, с 9-00 до 17-00

Юр.адрес: г.Минск, 2й Измайловский переулок, д.16.каб.8

УНП ‎190851099, лицензия №02330/1044 действительно по 6.06.2018

Интернет-магазин зарегистрирован в Торговом реестре Республики Беларусь 22.02.2017

Электронная почта: hopemag@list.ru
а/я 85, Минск 220089, Беларусь
тел. +375 17 2197856